ОСОЗНАННЫЙ РАЙ или любовь и свобода

Евгения Сербинова 17 октября 2017

любовь и свобода«Доктор, я выживу? — Эм, а какой смысл?». Этот бородатый анекдот прям в точку описывает ситуацию, которая может случиться с каждым из нас: мы не думаем о смысле жизни, но, когда тот утрачен, жизнь оказывается под вопросом. Хотя человек может назвать своим смыслом что угодно, но сейчас речь о другом. А о том, что любой родитель меньше всего хочет созерцать депрессию, апатию, отсутствие всяких устремлений и желаний своего ребенка.

Чего мы хотим для своих детей, когда дело касается счастья? Чтоб они желали ту жизнь, которой станут жить, чтоб она их вдохновляла, наполняла и радовала. Современные родители сейчас охотнее соглашаются с утверждением, что ребенок вправе выбирать и строить жизнь на свое усмотрение. Однако, как бы там ни было, родительское сердце никогда не перестанет мечтать и стремиться, чтобы ребенок не наделал ошибок, чтоб его выбор сделал его самого самодостаточным, свободным и счастливым.

Больно и горько видеть их нежелание и апатию. Это неправильно, так быть не должно! Вероятнее всего, виной того четвертая перинатальная базовая матрица (БПМ IV), которая травмировала ваше дитя и отложила в глубинках его души горестные воспоминания. Давайте рассмотрим ее поподробнее.

Четвертая матрица называется «осознанным раем». Это первые часы после появления ребенка на свет. Риски и угрозы родов позади, ребенок может, наконец, свободно двигать ножками и ручками, самостоятельно дышать, он обретает желанную свободу. Покинув материнское лоно, он не теряет и любовь, его любят еще с большей силой и трепетом.

Наступает очередной райский период, когда кормят, холят, лелеют, все спокойно и хорошо, но для ребенка, прошедшего через испытания, это уже другое переживание. Новорожденный должен укрепить в своем сознании, что все не напрасно. После беззаботного блаженства первой матрицы, испытаний второй и третьей ребенок попадает в неизведанную для него прежде жизнь, где не действуют законы амниотической вселенной, где он дышит и питается совсем по-другому, где он вскоре научится сам ходить и, что еще более невероятно, — говорить, где жизнь диктует новые требования и ставит раньше невозможные задачи. Малыш уже существует согласно другим законам, он и его жизнь поменялись, однако, он остался собой. Невероятный опыт! Оставив позади все ценное и необходимое в прежней жизни эмбриона, ребенок обретает жизнь на совершенно ином уровне бытия. Четвертая матрица про доверие переменам и испытаниям, которые трансформируют нас и откроют нам новые измерения жизни.

Чтобы это знание стало неотъемлемой частью опыта новорожденного, важно войти в его положения и учесть его переживания в первые минуты после рождения. Пожалуй, и к великому сожалению, только с недавних пор доктора стали понимать, что до появления на свет ребенок находился в полной темноте, и его глазам нужно время, чтобы адаптироваться к яркому свету. Поэтому освещение в родильном зале станет введет ребенка в сильное стрессовое состояние, схожее на то, как если бы вас разбудили посреди ночи светом прожектора прямо в глаза. Все это обескураживает, пугает, дезориентирует. Испытал на себе стресс и слух новорожденного, так как его ушки не слышали ничего громче звуков маминого организма, иногда голоса или музыку, но приглушено. Так что лучше не кричать и даже не говорить громко, не тарахтеть инструментами. Это может сильно шокировать новорожденного.

До XX века рождения нового чада ждала вся семья, приглашали повитуху, с которой семья роженицы была хорошо знакома. Участники этого священного обряда считали процесс появления на свет нового человека глубоко личным и интимным. Здесь все с нетерпением ждали его и именно его. Такой трепет создавал особую атмосферу этого действа. Шли годы, и ценность данного ритуала утратилась. Ярким и неприятным примером служат советские роддомы с их дежурным и равнодушно-конвейерным отношением. Роженица становилась безликой и безмолвной пациенткой, ребенок именовался «плодом». Так начиналась судьба нового человека, и это не прошло бесследно для многих советских людей, которым и по сей день приходится воевать с ненавистной привычкой «держать строй и шагать в ногу», быть в массе, быть как все.

В чем тут заключается трагедия? Четвертая матрица учит свободе. Все, что встретит ребенка во внешнем мире, даст ему первое впечатление о свободе, глубоко укореняясь в бессознательное.

Ситуация с недавнего прошлого: вот ребенка берут руки равнодушного врача, малышу холодно, а в маме было так тепло, глаза ему режет яркий свет, чтоб врачу все было видно, крики, повышенные тона, гул инструментов оглушает его, ему страшно и холодно. Внезапно, он оказывается в страшной пустоте, висящим вниз головой, чтоб он откашлялся. Далее накладывают зажимы и сразу же перерезают пуповину. Это ничуть не больно, но кровь с кислородом все еще пульсировала по ней. А этот кислород внезапно кончился, будто рот и нос прижали рукой, и от страха за жизнь пришлось вдохнуть слишком резко, и терпкий кислород обжег нежные легкие. Дальше его кладут на что-то очень твердое и холодное — весы. После обмывают, вытирают крепко пеленают так, что невозможно расправить занемевшие конечности, не пошевелиться. Закапали глаза, печет — обязательная дезинфекция. Потом прививают, колют пятку. И самое жуткое и немыслимое для ребенка — его не дают маме. Его увозят. «Мама не хочет быть со мной рядом» — вот что думает малыш. Приятное знакомство, не то слово…

Новорожденный человек не может встать на ножки и последовать за своими, как, скажем, жеребенок. Человеческий ребенок совсем беспомощен без мамы. Ему страшно одному, его не покидает ощущение, что мир ему не рад, его тут не любят, не ждут, он даже маме не подошел. Свобода обретает вкус одиночества и становится травмой на всю жизнь. Для многих взрослых свобода заключается в одиночестве, когда он «один, сам по себе». чувствуется как «один», «сам». Кто так ощущает, тому в четвертой матрице пришлось несладко.

Следствием такой травмы может быть непоколебимое убеждение в том, что «я не заслуживаю безусловной любви», любовь надо заслужить и постоянно доказывать свою ценность, «мир жестокое и чуждое место», здесь никому нельзя доверять, «здесь действует закон джунглей», «я никому не нужен таким, какой я есть», то есть обречение на одиночество, а также сверх тревожность, постоянное сомнение, трудности с адаптацией, страх открытых пространств.

Люди не умеют быть самими собой с родными и близкими, со вторыми половинками, страх потерять их навсегда не дает им вступить в отношения. Они не верят, что их можно любить просто так, поэтому стараются эту любовь заслужить, и в конечно счете остаются у разбитого корыта. Люди боятся выразить себя, поскольку уверены, что окружающим они не ценны и не интересны. Эти несчастные панически зациклены на себе и своих горестях, поскольку мир кажется им чужим и враждебным. Они настолько порой боятся итога своих усилий, что сами неосознанно противодействуют его достижение (таких примеров полно: ломают ногу перед свадьбой, попадают в пробку перед важным собеседованием). От одиночества и страха такие люди стремятся забыться любой ценой, увязая с головой в зависимостях (наркотических, пищевых, игровых), и скоропостижно теряют себя. Люди могут очень опасаться и избегать новых свершений и перемен. И это все о четвертой матрице, о входе в жизнь.

Как должно выглядеть удачное начало биографии?

В идеале, ребенок появляется на свет в помещении, где кроме обоих родителей и врача, нет никаких посторонних людей. Тихо, приглушенный свет, что поможет глазам ребенка постепенно привыкнуть к нему. Тотчас уложите новорожденного на мамин живот, ведь это место ему так знакомо и так любимо. Лежа на теплом мамином теле, ребенок познакомиться с новым миром защищенно и спокойно. Мама положит ладонь на спинку и голову для того, чтобы ребенок чувствовал себя в безопасности. Родители тихо поприветствуют малыша: «Ну здравствуй, малыш, мы так тебя ждали! Мы так рады, что ты теперь здесь с нами». Пуповину можно разрезать после того, как выйдет плацента, и ребенок уже точно дышит сам.

Будет замечательно, если отец возьмет малыша на ручки. Таким незамысловатым образом у мужчин скорее активируется отцовский инстинкт и любовь к ребенку. Можно окунуть ребенка в теплую воду и подержать его там некоторое время — он успокоится и расслабится, бассейн ему напомнит о первой матрице. Со временем необходимо, чтоб мама покормила малыша.

Молока пока еще не будет, но будет бесценная смазка под названием молозиво, которая подготовит желудок ребенка к еде, универсальная прививка-иммунитет. Пока ребенок пытается сосать, он посылает материнскому организму сигнал «вырабатывать молоко». Очень важно приложить ребенка к груди сразу после рождения, так как зарождается особая связь между матерью и дитя, благодаря которой мама понимает и чувствует настроение и нужды ребенка, обретают душевную близость. Рекомендуется первые часы и дни не отдалять от себя ребенка, а находится рядом, «тело к телу». Научно доказано, что дети с трудностями сердечной функции и в дыхательной системе показывали статистически лучшие результаты адаптации и легче стабилизировались, находясь на теле родителя (В. и М. Сирс). После кесарево сечения необходимо постоянный контакт папы с ребенком. Дети, появившиеся на свет раньше срока, также быстрее набирают вес и лучше растут, если проводят немалое количество времени на теле родителя. Нет лучше еды для младенца, чем материнское молоко. Конечно, бывают разные обстоятельства, когда приходится находить альтернативные решения. Важно помнить, что человеческое молоко наращивает не только мышцы, но и мозг, наделяя ребенка энергией матери и питая любовью. Если вы будете спать вместе с ребенком в первые годы его жизни, то малыш будет спокойнее и здоровее.

Есть разные непредвиденные обстоятельства, на которые мы не в силах повлиять. Однако, от нас зависит вхождение ребенка в жизнь. Поэтому встречаем малыша с любовью и нежностью.

Четвертая матрица про доверие переменам, про принятие себя такими, какими мы есть, про любовь к себе и к окружающему миру. А главное — быть любознательным, не бояться открытий и радоваться жизни!