Сексуальность и малышня

Совсем недетское слово, однако первые ноты этой мелодии звучат с самого детства, и значит, родителям предстоит вникать в то, что с ней делать: прислушиваться, подпевать или дирижировать? Что мы умеем?

Конечно, сколько людей, столько и мнений, а в этом тексте прозвучит такое — сексуальность начинается с рождения. Помните? Да-да! Близость (кожа к коже), доверие, нежные прикосновения, вместе спать, чувствовать невидимую связь — ничего не напоминает? Вот именно.

Сейчас не будем останавливаться на том, как мы воспроизводим все травмы, связанные с ранним детством в наших сексуальных отношениях независимо от возраста. Был момент, когда я осознала, что поначалу в сексе для меня важнее всего были объятия — так близко и долго меня до этого никто не обнимал! Разве не грустно? Ведь все остальное просто проскальзывало мимо, шло в нагрузку, довеском — очевидное свидетельство о сильной задержке в сексуальном развитии.

Так что для начала напитаем ребенка контактом: близостью, лаской, прикосновением. Младенцы постигают мир телом, значит, тактильного (касательного) опыта должно быть много и разнообразного: ладонью и пальцем, своей челкой, прядкой, косой, шелковым платком, шерстяным клубком, ниткой, бархоткой, кисточкой, щеткой, чем угодно — развлекайтесь! Важно не избегать никаких мест на теле ребенка, гладить нужно ВСЕ. Иначе ребенок ощущает, что то место, которое мы обходим — какое-то неправильное, странное, плохое. Закладывается разделенность: «Здесь я какой-то не такой… Странно. А что ж это у меня здесь?» — и тревожное напряжение.

Кормить грудью — это редкостный опыт интимности, сообщения любви без слов, ведь в сосках у нас расположены — представьте только! — маленькие энергетические центры (чакры), так что мы питаем ребенка не только молоком, а в буквальном смысле своей энергией.

Это вовсе не значит, что мама должна всегда быть какая-то особенно сексуальная, нет! … Речь идет о том, чтобы уметь чувствовать разное — иногда нежность, иногда усталость, только искренне стараться оставаться живым, только бы помнить, что этот момент скоро закончится и, возможно, не повторится, что ребенок растет, и скоро мы будем ностальгически вспоминать об этих непростых временах, потому что ребенок был таким маленьким, а мы — молодыми… Короче, если хоть иногда получается сквозь усталость, заботы и суету чувствовать радость от того, что вот — ребенок! — значит, уже хорошо. А если получается еще и насладиться тем, какой он чудесный, ваш ребенок, потискать его, мурлыкая от счастья, то вообще — прекрасно!

Дальше — речь. Ооо, сколько тут подводных камней, подсознательных болот! Родители называют и разучивают все названия частей тела и органов ребенка, кроме — угадали! — гениталий, конечно. И тут кто во что горазд: изобретают кучу эвфемизмов (заместительных слов), избегают называть как-либо (там внизу, в штанах), могут и ругать и запрещать спрашивать, трогать, называть. И этим, конечно же, выказывают чутким детюшкам все свои «слабые звенья» — свой стыд, страх, собственные проблемы. И тогда что происходит? Ребенок, с одной стороны, перенимает такое отношение к СВОЕМУ ТЕЛУ, которое он сам ощущает целостно, без цензуры, а теперь учится стыдиться. Не чего-то отвлеченного (греха, секса, разврата), а вполне конкретного СЕБЯ. И это — не самый лучший старт для развития личности, чувств, самооценки, свободы.

С другой стороны, ребенку становится понятно, какая тема вносит смятение и панику в ряды взрослых, так что велик соблазн развлечься, задавая бестактные вопросы с невинным видом, обкатывая на языке те самые словечки, что постепенно окрашивает в сугубо непристойные тона всю тему пола и сексуальности для ребенка. При этом он скорее всего будет испытывать объяснимое возбуждение, только привкус у этих переживаний будет «с душком».

Так что дорогие сограждане, которые еще и родители, предлагаю заранее укрепиться в позиции, из которой мы сможем предложить ребенку более здоровый подход. Это значит: мы разучиваем слова «гениталии», «промежность», «пенис» и произносим их вслух так же, как «ухо» или «рука», слушая себя на предмет смущения. Продумываем, как объяснить, почему эти места прячут и не говорят о них громко (это очень личные места, в нашей стране так принято, хотя в других странах бывает иначе). Если ходить (спать) нагишом вам в семье привычно и приятно, продолжайте, ребенку полезно видеть вас без одежды хоть иногда. Если вы так не можете, то и не нужно, только не бросайтесь стыдить ребенка, когда он выскочит голышом или со спущенными трусиками.

Стыдить за наготу НЕЛЬЗЯ! За все эти кошмарные пляжные монологи, типа: «Фу! А ну, надень трусы быстро! Позорище… Вон тетя смотрит и смеется, вот все сейчас будут смеяться над тобой, смотри! …» — исполнителя хочется прибить.

Стыд — очень токсичен, и обычно ребенок не может понять, ЗА ЧТО, поэтому стыдится СЕБЯ вообще. Потом и во взрослом возрасте очень мучительно общаться, проявляться, просто жить.

Когда ребенок приносит домой какие-нибудь словесные перлы, можно с пониманием назвать и объяснить то, что ребенок чувствует при этом: «Тебе, конечно, хочется говорить это слово, оно тебе такое необычное, так возбуждает. Это у всех малышей случается. Тянет называть слова, которые взрослые не говорят, и которые обозначают гениталии. Гениталии всегда вызывают интерес, хоть это простое место на теле, это потом пройдет.»

Рано или поздно ребенок обнаружит, что тело откликается на его прикосновения по-разному, а некоторые места — очень ярко. Не пугайтесь. Снова спокойно констатируйте: «Да, эти места очень чувствительны, их приятно трогать. Это очень хорошо, что ты так чувствуешь — значит, из тебя вырастет чудесная женщина/замечательный мужчина!»

Ребенок может злоупотреблять мастурбацией, если ему не хватает ласки (объятий, прикосновений, похлопываний, возни со щекоткой или шутливой борьбы), радости и ярких впечатлений (немедленно вспомнить, придумать и предпринять несколько развлекательных вылазок) и движения на воздухе (то есть, нужна разрядка для накопившихся импульсов растущего организма). Ничего ужасного с ребенком во время мастурбации не происходит, так что просто начинаем разнообразить досуг, а кроме того обучаем деликатности (не на людях) и гигиене (обязательно мыть руки, беречь слизистую и пр.) и оставляем в покое.

Кстати, никакого веселья вслух по поводу внешности ребенка, никаких «прогнозов» — это может программировать ребенка даже против его воли, когда он не хочет слышать и принимать на свой счет царапающие слова! Только искренне вдохновительные реплики, и не скупитесь на комплименты, ведь ребенок «собирает» оценки своей внешности, создает внутренний образ себя. Не стоит говорить даже из благих побуждений: «Ты — девочка некрасивая, но умненькая и с чувством юмора», или «У тебя губы — как два вареника, лучше не пользуйся помадой.»

Очень осторожно с детскими симпатиями, флиртом и влюбленностями! Не комментируем, не иронизируем, не намекаем — можно сильно ранить. Если ребенок поделится — «активно слушаем» (см. Ю. Б. Гиппенрейтер), то есть БЕЗ советов и комментариев, разве что называем чувства: «ты, наверное, смущена», «как же это тебе приятно!», «это непросто сказать» — и можно порадоваться за ребенка: «Здорово, что с тобой это происходит, это так волнительно и чудесно.» А если не уверены, как стоит реагировать — мычим и «угукаем» в ответ. Тоже ок!

Хотим мы или нет, но ребенок больше учится у нас сам, незаметно впитывая полутона интонаций в голосе, отсветы эмоций на лице, уровень искренности и тепла в наших прикосновениях. Если что — так это и есть сексуальность.

Поэтому важно, какие впечатления накапливает ребенок, пока растет, что за отношения срисовывает его подсознание для собственной модели «любовь», «семья», «мужчины» и «женщины». Мы не можем контролировать этот процесс, но мы можем спросить себя, хотим ли мы для нашего ребенка такой же любви, такой же семьи? Если нет, значит, стоит попытаться что-то наладить в собственных отношениях. Страдать и терпеть «ради ребенка» — это травмировать его на всю жизнь. Постараться измениться с той же мотивацией — ответственный и взрослый подход.

Когда родители часто обнимаются, целуются, шутят о чем-то своем, переглядываются с любовью и смеются вместе, ребенок чувствует то, что их связывает, знает, что они — не только родители, но и любящая пара. Это — оптимальный способ избежать ролевых переносов, когда папа любит дочку так, что она чувствует себя ценнее мамы, или мама воспитывает из сына «такого мужчину, какого сама бы себе хотела». Эти фокусы вовсе не безобидны, они сдвигают ребенка в роль «любимого» для своего родителя, что корежит детскую реальность и болезненно аукается всю жизнь.

Спокойное и радостное детство у того, чьим родителям удается оставаться парой, так чтобы они были друг для друга притягательнее и ценнее в общении, обмене чувствами, интересах и времяпровождении, чем ребенок. Если вам странно это читать, постарайтесь осознать, не занимает ли ребенок для вас место партнера, равного вам любящего человека, даже если вы этого никогда не показываете? Потому что ребенку это на самом деле очень трудно дается, ведь это не его место в семье и не его роль. Ему не по силам. Так что… любите друг друга и оставьте ему детство! Тогда потом у него все сложится наилучшим образом само собой:)