Да здравствует Сократ, или сказки о Балде

ГулливерПоследнее время я с трудностью утверждаю что-то с уверенностью. Постоянно так и тянет оговаривать нюансы. Бывает по-разному, поэтому и приходится. И я осматриваюсь вокруг, судорожно пытаясь впихнуть все в несколько внятных предложений, что можно было бы сказать и прокомментировать по этому поводу. И осознаю, что не в силах объяснить ВСЕ, и беспомощно чувствую, что честнее будет «помолчать о невыразимом.»

Неловко чувствую себя, когда надо предсказать ситуацию или набросать алгоритм успешных действий. Я довольно хорошо даю себе отчет, как много непостоянств и альтернатив, умолчаний и подтекстов в любой истории, которые по итогу окажутся решающими.

Немало своих и чужих сюжетов повторяются, аж дух захватывает. Невероятные совпадения уже не кажутся фантазийными, вырисовывается закономерность. Часто чувствую себя провидицей: пара вопросов новому человеку, и кажется, что можно писать его автобиографию. Не-а! Это ловушка, будь внимательнее, не торопись, обдумай все за и против, сейчас убедишься и удивишься, даю слово. Или нет…

Опыт помогает обдумывать как свое, так и чужое, так я яснее вижу, как странно «понимать» жизнь, людей и их отношения. Нелепо полагать, что есть смысл совать свой нос в чужие дела. Даже называть, классифицировать. И даже самым безобидным способом — разговорами. Внутреннее Я диктует: «Не всегда безобидный.» И не просто диктует, а приводит примеры, которые можно легко опровергнуть другими… «Что, шизофрения?»

Однажды я наткнулась на историю про Сократа, который вел себя аналогично: чем дальше, тем больше осознавал невозможность судить о чем-либо благодаря огромному количеству аргументов, опровергающих и подтверждающих любой тезис. Мы сразу видим слишком много граней, какую же выбрать? Каждая важна по-своему, все сцепляются, объединяются, меняются… «Я знаю то, что ничего не знаю.» И как я могу судить о Сократе? Ведь это только моя проекция.

Только свои личные истории я могу рассказывать спокойно, так как в них я достовернее всего ориентируюсь. Хотя случаются и сюрпризы. Да и я сама живу-плыву, не утихаю. Когда рассказываю о себе, даю возможность собеседнику услышать сюжет сказки о Балде в похожей ситуации, а дальше пусть решает, думает, взвешивает. Живет, как умеет.

Год назад я с дочкой пробовала учиться ездить верхом. И наматывая учебные круги рысью, тренер давал мне массу потрясающих советов о том, что делать, если конь стал неуправляемым, нога выскользнула из стремени на ходу… Если учесть тот факт, что единственной задачей, которая стояла тогда передо мной было просто научиться ровно сидеть на лошади, не хлопаться на ее хребет и вовремя приподниматься, пятки вниз, колени сжаты, носки от себя, не задирать руки с поводьями, то все эти дорогостоящие советы были совершенно ни к чему. Я не дотягивала до них. У меня не было опыта.

Такой опыт помог мне осознать нелепость моих сумбурных советов людям, ждущим от меня зачастую не инструкций, а лишь сочувствия и внимания. Тут на ум приходят строчки из песни:

«Видишь, там на горе
возвышается крест.
Под ним десяток солдат.
Повиси-ка на нем.
А когда надоест,
возвращайся назад
гулять по воде…
со мной.»

Наша жизнь сводится к единому смыслу — прожить любую истину. Любому человеку нужна своя инструкция, свое средство от беды, свой ключ в лучшее будущее. Я умею плавать, но как бы я мастерски не преподавала, все же плыть придется лично. И прольется свет на те вещи, которые с берега воспринимается сугубо абстрактно.

Поэтому я бесконечно рада, что молодость не вернется. Еще раз переживать все сначала?!

Как говорит моя дочь, дегустируя блюда в гостях: «Спасибо, вкусно. Добавки не нужно…»