Виват, Сократ или сказки о Балде

Последнее время мне сложно говорить уверенно. Все время тянет оговаривать нюансы. Ведь: да - бывает так, но уже знаю, что еще бывает и совсем не так. И я шарю глазами по стенам, судорожно пытаясь втиснуть ВСЕ, что можно было бы сказать по этому поводу, в несколько внятных предложений. И понимаю, что не могу объяснить ВСЕ, и беспомощно чувствую, насколько честнее «помолчать о невыразимом.»

Глупо чувствую себя, когда надо прогнозировать ситуацию или набросать алгоритм успешных действий: я слишком хорошо понимаю, как много переменных в любой истории, как много подтекстов и умолчаний, которые в итоге и будут решающими.

Многие сюжеты повторяются, как заведенные, аж дух захватывает - и свои, и чужие. Потрясающие совпадения уже не кажутся чудесами - просматривается закономерность. Часто чувствую себя гадалкой: пара вопросов новому человеку, и кажется, что можно рисовать «картину маслом». Не-а! Это - ловушка, осторожно на поворотах, сейчас убедишься, говорю себе, - и удивишься... Или нет.

Чем дольше живу, и чем больше историй обдумываю (своих и не своих), тем точнее вижу, как странно «понимать» что-либо о жизни, людях и их отношениях. Точнее, не понимать странно, это как раз поучительно и удивительно, странно думать, что есть смысл вмешиваться.

Даже называть. Даже классифицировать. Даже разговорами, хотя это - самый безобидный способ. И сразу внутри меня звучит: «Не всегда безобидный.» И не просто звучит, а с примерами, которые можно легко опровергнуть другими примерами... «Шизофрения, как и было сказано"?

Читала про Сократа, который вел себя похоже: чем дальше, тем больше понимал невозможность судить о чем-либо ввиду огромного количества аргументов, опровергающих и подтверждающих любой тезис. Слишком много граней видно сразу, какую выбрать? Все важны, все сплетаются, объединяются, меняются... «Я знаю то, что ничего не знаю.» И о Сократе как могу судить? Ведь только моя проекция.

Только их - мои личные истории - я могу рассказывать спокойно: тут, мне кажется, я достовернее всего ориентируюсь. Хотя случаются и сюрпризы от старых и облупленных. Да и я сама живу-плыву, не унимаюсь. Когда рассказываю о себе, даю возможность человеку услышать сюжет, сказку о Балде в похожей ситуации, а дальше пусть думает сам. Решает сам. Живет, как умеет.

В прошлом году я за компанию с дочкой пробовала учиться верховой езде. И наматывая учебные круги рысью, выслушивала от тренера массу замечательных советов о том, что делать, если нога выскользнула из стремени на ходу, или если конь понес, или если... Если учесть, что единственной задачей на тот момент было научиться ровно сидеть на лошади, не слишком хлопаясь на ее хребет и вовремя приподнимаясь, пятки вниз, колени сжать, носки от себя, не задирать руки с поводьями - не по-лу-ча-ет-ся же все сра-зу! - то все эти бесценные советы были совершенно бесполезны. Я не дотягивала до них. У меня не было опыта.

Тогда я осознала, как смешны мои сумбурные советы людям, ждущим от меня зачастую не рецепта, а только сочувствия и внимания. И прямо тянет сказать, как в песне:
«Видишь, там на горе
возвышается крест.
Под ним десяток солдат.
Повиси-ка на нем.
А когда надоест,
возвращайся назад
гулять по воде...
со мной.»

Ни в каком другом смысле, кроме того, что можно только ПРОЖИТЬ любую истину. Каждому нужен СВОЙ рецепт, СВОЕ противоядие от беды. Свой выход из своей ловушки. Я умею плавать, но как бы я красиво ни учила, все же плыть придется лично. И сразу станет понятно многое из того, что с берега воспринимается сугубо абстрактно.

Так что я рада, что молодость не вернется. Еще раз ВСЕ С НАЧАЛА?!?!
Как говорит моя дочь, пробуя еду в гостях: «Спасибо, вкусно. Нет! Больше не надо...»