Изгнание из рая или кто боится пауков.

Євгенія Сербінова 25 вересня 2017

Мало ли, кто кого боится, скажете вы! Это правда, но пауки тут неспроста. Если в детстве не было «Мухи-Цокотухи» с огромными иллюстрациями, никто специально пауками не пугал, и другие жуки не напрягают, а вот именно пауков ребенок НУ ОЧЕНЬ боится, можно с большой долей вероятности предполагать, что это — первенец или трудно рождался. А почему? Чтобы это объяснить, мы опишем вторую матрицу (БПМ II).

Она условно называется «Изгнание из рая», ее символ — «жертва». Это — весь период схваток. Так или иначе мы можем представить себе, насколько мучителен этот этап родов для мамы. Но мы даже не пытаемся вообразить, ЧТО в то же время проживает ее ребенок.

В природе процесс рождения «запускает» именно ребенок — это его готовность к появлению на свет производит в материнском организме ряд гормональных и химических изменений, которые вызывают первые сокращения мышц матки. В идеале схватки сначала слабые и редкие, они усиливаются и учащаются постепенно. На деле, если роды стимулируют (мол, перенашиваете, вот подходящий день, как раз у нужного врача смена, или просто ради врачебного удобства), то спровоцированные медикаментозно схватки будут сразу очень сильными и болезненными. Ребенок и мама не успевают адаптироваться, пугаются боли, и рождение становится для них на порядок страшнее и сложнее.

Ребенок чувствует сильное давление — ведь он, пусть частично, находится в околоплодной жидкости, и когда матка сокращается сразу всеми мышцами, он оказывается, как под гидравлическим прессом. Ему больно и страшно. Из-за химических изменений, связанных с родами, ухудшается самочувствие ребенка, иными словами ЕМУ ПЛОХО. Его вселенная рушится, он чувствует, как будто его выталкивают из этого до сих пор прекрасного мира. «За что?! … В чем я виноват?» — эти переживания станут прообразами обиды и вины. Тот, кто скоро готов почувствовать вину, обычно часто обижается. Если у ребенка такие реакции преобладают, он неосознанно занимает позицию жертвы.

Схватки изгоняют его, причиняя боль, но деться ему пока некуда — шейка матки закрыта или открывается очень медленно. ВЫХОДА НЕТ… Это ключевое описание второй матрицы: БЕСПОМОЩНОСТЬ (ведь ребенок ничего не может сам для себя сделать), БЕЗВЫХОДНАЯ СИТУАЦИЯ (буквально), ОДИНОЧЕСТВО, как будто все покинули, отвернулись (маме в это время так больно, что она «забывает» о ребенке), и никто не приходит на помощь; цикличность схваток создает ощущение нелинейности времени, как будто мучениям никогда не будет конца. «Мучают, но не ясно, почему и зачем,» — жестокая БЕССМЫСЛЕННОСТЬ происходящего может отложиться травматичной моделью мира в подсознании ребенка и сильно мешать его взрослому благополучию.

Символически этот опыт описывают, как пытки в застенках, концлагеря, психиатрические больницы, откуда не вырваться, где сам не можешь спастись, и никто не приходит на помощь; христианская литература называет такое отчаяние «темной ночью души»…

Казалось бы, если все настолько ужасно, не лучше ли вовсе обходиться без этой части рождения? Может, это облегчило бы нам жизнь? Кесарево для всех — и никакой безысходности на старте… Однако, вторая матрица учит ребенка выдерживать нагрузки, справляться со стрессом, терпеть и надеяться. Как думаете, откуда у нас этот символ про «черные и светлые полосы жизни», которые чередуются? Ничего не напоминает: схватка — расслабление, схватка — расслабление, снова и снова? … Нужный навык, даже на уровне выживания вида — уметь перетерпеть, выдержать и не сломаться. Это — ценный опыт, ведь не все трудности в нашей жизни мы сразу можем разрешить.

Бывает, что из-за осложнений или слабой родовой деятельности вторая матрица длится дольше обычного — даже до трех суток! Тогда опыт «жертвы» остается в душе, в бессознательном ребенка, формируя его восприятие и программируя его реакции. Что мы увидим?

Одним из самых ярких проявлений считается клаустрофобия, т. е. боязнь тесных и закрытых помещений.

Воспоминания о пребывании в замкнутом пространстве матки во время схваток поднимают волну сильного дискомфорта — удушье, сердцебиение, панику так, что это отражается и на физических реакциях. Помощью здесь будет вся возможная саморегуляция: научить ребенка плавно дышать, на выдохе расслаблять мышцы, самомассаж, подвигаться (попрыгать), подумать о ком-то любимом, напевать песенку.

Более слабым, но не легким симптомом будет страх (или неумение) крепко дружить с кем-то: травма превращает любое близкое общение во вторую матрицу («жертву», когда ребенку плохо, но он не может это изменить), из которой можно только сбежать, т. е. отношения разрушить. В позиции «жертвы» ребенок неосознанно провоцирует друга, чтоб тот разозлился, произошла ссора, и тогда можно обидеться и уйти. Если мы раз за разом наблюдаем в жизни ребенка этот сюжет, не надо «выводить его на чистую воду», надо научить его отстаивать себя в отношениях. Учить проявлять гнев, а не затаивать обиду (это здоровее, хоть и не так удобно), сообщать свои желания и действовать себе во благо.

Вообще, склонность обижаться описывает реакцию бессилия, когда возмущение направляется не на обидчика, а внутрь себя. Это непродуктивно, ведь человек не защищает себя, не проясняет, ни тем более разрешает проблему. Получается, что обида — это «безопасный» способ гневаться, поскольку нет риска оказаться в открытой ссоре. Так в ребенке может укрепиться убеждение «я ничего не могу изменить».

Поскольку беспомощность невыносима, ребенок станет манипулировать, т. е. заставлять других поступать, как ему нужно, но не «честно», а исподтишка. «Жертва» — всегда манипулятор. Но не со зла, а от бессилия и страха действовать открыто. Эта позиция подчиняет себе со временем все больше аспектов жизни, поэтому важно разрешать ребенку проявления недовольства, гнева в семье, где он чувствует себя защищенно, в адрес родителей, которые все равно любят и прощают. Звучит парадоксально, ведь именно родители желают добра и заслуживают уважения. Однако, так ребенок научится открыто отстаивать свои интересы с другими и строить отношения на равных.

Как почетный член «клуба второй матрицы» :) я часто замечаю, как мне легко растеряться и запаниковать при любой неожиданной неприятности. При этом я опускаю руки и не делаю НИЧЕГО, чтобы исправить или улучшить ситуацию. Только стою (мечусь) и отчаиваюсь все сильнее. В этот момент я уже, конечно, спохватываюсь и опознаю происходящее, как реакцию из воспоминаний о БПМ II, которая всплывает, как программа беспомощности (ничего не делаю), безвыходности (нет смысла искать решение) и отчаяния (даже если неприятность пустяковая). В целом это позиция безответственности, ведь «жертва» убеждена, что сама ничего не сможет. Паук потому и считается частью символики второй матрицы, что обездвиживает свою жертву, делая ее беспомощной и причиняя страдания.

Поэтому если ребёнок говорит, что «выхода нет», «с этим ничего нельзя поделать», «от меня ВСЕ отвернулись», «я хуже всех» и «так было всегда» — добро пожаловать! … Это оно. И если мы нахрапом ринемся убеждать его, что все не так: ситуация разрешимая и вообще пустяковая, мы все тут и готовы помочь, выход есть, или мы его обязательно найдем — то наткнемся на резкий отпор, например: «ДАЖЕ ТЫ меня не понимаешь! …» Дело в том, что состояние второй матрицы сопровождается «выборочной слепотой», т. е. человек в нем категорически отрицает то, что не совпадает с его настроением (мироощущением). Все светлое, дружелюбное и радостное только оттеняет черноту его безысходности. Вы не пробьетесь туда, вас не услышат, и только пропасть непонимания будет расти. Что же делать?

Не пытаться взывать к разуму (посмотри, все просто), не уговаривать (ну расслабься, не мучай себя), не предлагать решений (давай мы сейчас сделаем вот что), а только терпеливо БЫТЬ РЯДОМ. Молча буквально сидеть рядом. Ничего не говорить и не делать, ведь любая попытка воздействия причислит вас к тому, что мучает, — просто быть рядом.

Так мы «взломаем» основную тему второй матрицы — одиночество, предательство — ведь в настоящем рождении никого рядом не было. И по цепочке «злые чары» ее ослабеют.

Итак, кто предупрежден, тот вооружен — пониманием происходящего с нами или нашими детьми. Важно помнить: все эти неприглядные реакции вынуждены, потому что по-другому не получается пока, поэтому мудрая доброта остается главным оружием родителя. Разрешайте детям злиться, учите их отстаивать себя в отношениях, будьте рядом в трудный момент, ничего не требуя, и вторая матрица будет вам нипочем!)) единственное, что вряд ли получится — это перестать бояться пауков :)